Борис (Исай) Яковлевич Воробьёв, сменив в юности много профессий от школьного учителя до воздушного гимнаста в цирке, в 1932 г. поступил в Московский архитектурный институт. Но тяга к природе и миру животных, возникшая в юности, соединившись со стремлением заниматься творчеством, вскоре привела его к увлечению анималистической скульптурой, которой он начал заниматься под руководством выдающегося московского художника-анималиста В. А. Ватагина. В 1936 году Воробьёв оставил Москву и поступил на скульптурный факультет Всероссийской академии Художеств в Ленинграде. В это же время началась его работа на знаменитом Фарфоровый завод им. М.В.Ломоносова (ЛФЗ), с которым он был связан долгие годы. Заканчивая Академию, Воробьёв первым в её многолетней истории осмелился нарушить непреложную традицию, в 1946 году представив и защитив в качестве дипломной работы не изображение человека, а вырезанную из дерева скульптуру волчицы. Он не только выдержал борьбу с многочисленными апологетами соцреализма - противниками анималистики, но и приобрел достойных сторонников. Это событие стало знаковым в истории советского искусства: с тех пор доступ "зверю" на официальные, а в те годы единственно возможные для художника выставки, был открыт.
        Однако работы Воробьёва выбивались из общего помпезного ряда "орденоносной бронзы". Он изображал гордых, свободолюбивых животных: полных достоинства тигров и медведей, беркутов и барсов, пантер, сознательно отказавшись от воспевания "образа советского человека" и его "усатых и бородатых" вождей. В 50-е годы Воробьёв стал признанным мастером, участником многих российских и зарубежных выставок (серебряная медаль на Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 г., в 1959 г. - в Остенде, Бельгия, и других), а его работы начали приобретать крупнейшие музеи. Однако всю свою жизнь он был вольнодумцем, отстаивавшим собственную независимость и презиравшим конформизм и коньюктуру в искусстве. Имя Воробьёва для любого исследователя искусства прежде всего ассоциируется с авторством превосходного по пластике и выразительности стали анималистического фарфора. Растиражированные на ЛФЗ, эти работы, выпускаемые до сих пор, стали определенной маркой завода и разошлись не только в России, но и по всему миру, где едва ли найдётся коллекция фарфора, в которой не была бы представлена пластика Воробьёва.
        Помимо анималистики, широкую известность приобрели фарфоровые статуэтки Воробьёва, иллюстрирующие произведения Гоголя. Взаимоотношения Воробьёва с администрацией ЛФЗ были сложными. Драма художника, работающего на советском фарфором заводе, была в том, что промышленному плановому производству не были нужны неспешно создаваемые произведения высокого художственного уровня, а требовался, возможно, более широкий ассортимент фарфоровых штампов, отвечающих массовым вкусам обывателя. Художник, превращенный в крепостного, пытался спасти честь подлинной "фарфоровой скульптуры " перед тиражным "изделием из фарфора", а его авторское имя подменялось обезличивающим клеймом завода. В 1972 году Б. Воробьёв , наконец, расстался с ЛФЗ, мечтая воплотить давно задуманные композиции в других материалах, прежде всего в любимом им дереве. За несколько лет он создал целый ряд значительных станковых произведений, большая часть которых теперь украшает коллекцию Дарвиновского музея в Москве.
        Творческой наследие Воробьёва включает не только анималистку. Оно поражает разнообразием жанров и диапазоном используемых скульптурных материалов, в работе над каждым из которых он добивался высоких результатов: от дерева и камня до литого стекла, от камерных фарфора и майолики до монументальной бронзы (статуя Лось в Мончегорске). Получили известность скульптурные портреты Александра Блока, чтеца Антона Шварца, певца Ефрема Флакса, ученого-химика, академика А.Ф. Добрянского, признанная критиками выдающейся стеклянная "Кореянка, безмолвно-скорбные деревянные старики, скульптурные иллюстрированные иллюстрации к Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Чехову, большая серия камерных скульптурных карикатур различных деятелей росcийской культуры - современников автора, обнаженные модели и другие его работы. Главной темой его творчества, однако, всегда оставалась анималистика. К сожалению, многим планам Воробьёва не суждено было сбыться. Его неукротимой, мятежный характер, во многом схожий с чертами его величественных и грозных моделей, не смог уберечь его от тяжёлых конфликтов и переживаний, он был очень ранимым и чувствительным человеком. В 1980 г. Воробьёва настигла тяжёлая болезнь, лишившая его возможности самостоятельно двигаться, говорить и писать. В течение долгих и мучительных последних 10 лет жизни он мужественно сопротивлялся болезни, пытался рисовать и резать по дереву левой рукой. Эти последние работы, Хранящиеся у его близких, являют собой своеобразный памятник его мужеству, подводя итог жизни этого удивительного, талантливого, яркого и сильного человека.

увеличить